Персоны

Взгляд архитекторов

26.10.2018
Количество просмотров: 714

В октябре отмечались две даты — Всемирный День Архитектуры и День архитектора. Это стало поводом для встречи с архитектурным бюро «MDVA studio». Говорили о музеях, городе, заборах и времени имитации.

Архитектурное бюро «MDVA studio»

Мультимедиа в сельском музее

Официальным временем создания архитектурного бюро считается октябрь 2015 года, однако творческому союзу его основателей Максиму Максименко и Дмитрию Индюкову немного больше лет — совместная работа началась в 2013 году. Первым знаковым для молодого бюро объектом стал проект интерьера и экспозиции мемориального музея Валерия Золотухина на родине актёра в селе Быстрый Исток Алтайского края. Концепцию музея выполнили в составе творческой мастерской «Д-9», а рабочую стадию и реализацию осуществляли уже как «MDVA studio».

Максим Максименко: — В основу музея легла выверенная концепция формирования экспозиции, работы с пространством, продуманного сценария осмотра, были заложены принципы психо-эмоционального воздействия на посетителей, использовался новый фирменный стиль музея при оформлении зала.

Основное наследие писателя и актёра — слово. Отсюда пришло понимание важности мультимедийной составляющей: добавили экраны, планшеты, проекторы, аудиосистемы.Благодаря этому музей стал «разговаривать» с посетителями голосом Валерия Сергеевича, с помощью видеопроекций, кинокадров, песен, цитат.

Пространство интерьера не делили на залы и сохранили ощущение большого объёма, которое может меняться под разные мероприятия. С помощью открытых строительных конструкций и мобильных стендов создали образ театрального закулисья. Интерьерное решение и черно-белая графика — всё продумано с отсылкой к теме 60-х годов и авангардному театру на Таганке, где работал Валерий Золотухин.

Дмитрий Индюков: — Во время проектирования экспозиции мы пригласили дизайн-бюро «Дорогобогато» для разработки фирменного стиля и совместной работы над графической частью. Шрифтовой язык — это фундамент визуальной культуры и надо привлекать людей, которые на этом специализируются. Это наша позиция. Раньше архитекторы сами занимались шрифтами, их акцентировано готовили в области шрифтовой графики. Сейчас значимость шрифта на коммерческом рынке в работе архитекторов не значится никак, но понимание важности шрифтового языка у нас есть. Комплексный подход к интерьеру, экспозиции и визуальному стилю позволил спроектировать современный музей, который получил награды архитектурных фестивалей «Золотая капитель» и «Зодчество Сибири».

Гостиная шестидесятников

Новый подход «развлекая — просвещай» команда бюро использовала не только в музее Валерия Золотухина. В 68-ми километрах от Барнаула, в селе Косиха, находится музей Роберта Рождественского. Его интерьером занималась архитектурная мастерская Анисифорова, расширение экспозиции c интерактивной зоной готовило бюро «MDVA studio».

Максим Максименко: — Сотрудники музея ГМИЛИКА обратились с просьбой придумать интерактивную экспозицию «Гостиная шестидесятников». Мы в начале предложили традиционную селфи-зону, на что заказчики ответили: «Давайте, сделаем, чтобы посетители еще читали стихи?». Стали раскручивать идею и поняли, что нет смысла создавать искусственный «задник», фоном для фото должен служить сам интерьер гостиной с креслами, печатной машинкой, портретом Хемингуэя. Дмитрий изготовил декоративное панно с логотипом журнала «Юность» — это стало ассоциативным образом тех лет.

Дмитрий Индюков: — Здесь интерактив создаётся с помощью телефона, по которому набираешь номер и слышишь в трубке голоса поэтов. Придумали идею с радиоприёмником, где ловится советское радио. Есть телевизор, его можно включить и посмотреть запись программ 60-х годов. Посетители читают стихи, это снимается на видео и выкладывается в соцсети. В нашем понимании интерактив — живое взаимодействие, а не просто экран или планшет. Возвращение к жизни аналоговых устройств, которые вышли из обихода, помогает создать душевный интерактив и вовлечь эмоционально.

Имитация купеческого стиля

Сейчас бюро «MDVA studio» работает над проектом интерьера и экспозиции Краеведческого музея в Барнауле, чьей проектной документацией на реконструкцию занимается архитектурная мастерская Тоскина. Общая концепция уже согласована, готовятся документы для реализации. Архитекторы убеждены — идеи идеями, но важно их правильно осуществить.

Прототип будущей экспозиции висит тут же, на стене офиса архитектурного бюро, показывая оптимистичные перспективы. И разговор от музейной темы переходит к пространству города, где всё сложно и тревожно.

— Вы часто выступаете с критикой новых объектов в историческом центре. Иронично завели в соцсетях рубрику #диванные эксперты.

Максим Максименко: — Как архитекторы мы не можем не видеть, что в исторической части не ведется работа по поиску смыслов, не идёт разговор об уникальности Барнаула: мы не понимаем, кто мы и что мы есть. Правильная идея возродить один из культурных кодов нашего города — «Барнаул горнозаводской» — к сожалению, до сих пор осталась только на бумаге. Не видно системной работы с подлинным наследием. Зато у нас теперь есть лестницы, набережная и Нагорный парк, где не очень понятно, чем заняться, их функциональное наполнение до сих пор не продумано.

Лестница в Нагорный парк

Есть вопросы и к внешнему виду. Мы видим, как обустраиваются современные пространства в городах России, не говоря уже про зарубежные практики. На их фоне у нас скорее инженерные сооружения, чем благоустроенная городская среда. Пока Барнаул скорее претендует на звание «город контрастов».

Например, ограждение и гранитные шары нового моста через Барнаулку имитируют историчность, а вокруг стоит новодел в виде керамогранитных и сайдинговых «монстров». При этом элементы моста не сочетаются даже между собой – толщина стенки для установки шаров подобного диаметра должна быть раза в 3-4 шире, чем сейчас. Заметно хаотичное освоение пространства, нет продуманной стратегии и регламента застройки исторического центра, где прописаны высотность, материалы, характер членения зданий, пропорции.

Мост через Барнаулку

Дмитрий Индюков: — Как архитекторы мы за новое строительство. Вопрос к архитектурным решениям новых объектов: они не должны имитировать исторические здания. Если мы хотим добиться соответствия конкретной исторической эпохе, нужно сделать то же самое, повторить те же материалы, технологии строительства, детали и пропорции. Например, хорошо повторяются законы жанра купеческого времени в здании из красного кирпича на пересечении проспекта Социалистического и улицы Гоголя. Если мы строим современное здание, надо идти в ногу с нашим временем и деликатно интегрировать постройку в историческую среду.

Претензий к коммерсантам нет, у них есть свои задачи — зарабатывать деньги. Призывать их к патриотизму и совести нет смысла. Но проекты им разрабатывают архитекторы, к которым уже есть вопросы. Основные же претензии к властям. Администрация, имея в своём распоряжении все рычаги управления и ресурсы, должна привлекать специалистов и вырабатывать подходы для строительства в исторической среде, единые для всех правила игры.

Человечность или забор?

Претензии высказывались и в адрес ограды парка Центрального района. «Культ забора» — давняя проблема всех российских городов, Барнаул не исключение. По мнению архитекторов, забор в городской среде не всегда, но зачастую избыточен и бесполезен.

Максим Максименко: — Обидно, что перечеркивается исторический опыт без попытки анализа. Конечно, внешний вид старой оградки вызывал вопросы, но она решала пространственные задачи — входные группы хорошо считывались и участвовали в формировании застройки улиц. Новая этих задач уже не решает и теряется как архитектурное сооружение. И материалы… Была штукатурка, которая сочеталась с ансамблем исторической застройки улицы Ползунова. Сейчас сделали столбы из желтого кирпича, он никак не вписывается в застройку. К такому пафосному забору с чугунными решетками и вензелями, внутри парка должен быть, по меньшей мере, Версаль, а у нас «Лунапарк».

Оградка парка Центрального района

— Современные общественные пространства, парки и скверы вообще делают без заборов — сегодня другой образ жизни в городах: открытый, мобильный, спортивный. А мы тут старыми формами мыслим, купеческий стиль имитируем, заборы воздвигаем. Проектировать общественные пространства нужно в соответствии с тем образом жизни, которым сейчас живет общество. Весь мир идет по пути создания гуманной городской среды в балансе с природой. У нас, к сожалению, видим монументально-парадный подход — всё в граните, плитке, чугуне и вазоны с однолетниками.

— В каких местах Барнаула вам бывать комфортно?

— Любимый район — пересечение Ленина и улицы Никитина, плюс-минус квартал вверх и вниз. Этот фрагмент красив, здесь всё приятно: архитектура, аллея, масштаб застройки. Где здание кинотеатра «Родина», можно видеть западание в рядовой застройке, которое интегрировано в рельеф — это хороший пример работы с пространством.

Комфортное пространство Барнаула

Сейчас улица Максима Горького нравится в средней своей части, у нас офис в этом районе. Масштаб городской среды здесь комфортный для человека. Всё хорошее досталось нам по наследству. Тогда понимали, что такое человечность в пространстве города.

Справка: Бюро основано 5 октября 2015 года. Направление работы — градостроительство, проектирование городской среды, объектов сферы туризма, интерьеров и экспо-дизайна.
В копилке бюро — награды архитектурного рейтинга «Золотая Капитель», 18-го межрегионального архитектурного фестиваля «Зодчество в Сибири 2018», Российской Академии архитектуры и строительных наук.

Источник — rekportal.ru

=258


Комментарии (0)
Добавить свой комментарий

Current ye@r *